суббота, 9 января 2010 г.

Речь о Боге; музыка; Гарри Гродберг ...и "немцы"









Карл Ранер представляет пространство понятия человек, как единственно продуктивное для понимания понятия «Бог». Ранер остается верным «антропологическому повороту», т.е. подходу христианских авторов, которые, начиная со св. Августина и его объяснения тринитарных аналогий, хотят понять Бога, человека и вселенную, исходя из человека. Епископ Гиппона был уверен: Ambula per hominem et pervenies ad Deum (иди бегом по пути человека и придешь к Богу). Один из хороших знатоков богословия Ранера, И. Санна пишет: «Намерением Ранера было вернуть Бога человеку и человека Богу, примирить антропоцентризм с теоцентризмом. Антропологический вопрос для него на самом деле – вопрос о Боге, в той же мере, в какой вопрос о Боге является антропологическим вопросом». Такой подход был востребован культурной ситуацией XX века, когда идеологии и тоталитарные системы уничтожили подлинное понимание человека – именно потому, что потеряли понимание Бога. Ганс Урс фон Бальтазар отметил опасность такого мышления. Очень важную мысль он указывает во второй части своей знаменитой трилогии. Его «Теодраматика»[1] строится на фундаменте убеждения, что: «явление Бога во Христе никоим образом нельзя рассматривать как некую манифестацию, за которой следует свободный ответ человека. Внутренняя драматичность формы Божьего самооткровения побуждает искать единство конечной свободы человека и бесконечной свободы Бога в самом акте теологического откровения»[2]. Карл Барт утверждает, что «не всякие человеческие слова говорят о Боге. Вероятно, это было возможно и должно было быть так, и нельзя принципиально обосновать, почему это иначе. Собственно, не должно было бы существовать никаких профанных слов, а, в конечном счете, только речь о Боге, потому что Бог есть Господь, от которого мы происходим и к которому мы устремлены, и потому что реальности и истины, отличные от Него и от нас самих, те реальности и истины, которые и составляют конкретный повод и предмет человеческих высказываний, также происходят от Него и устремлены к Нему».[3] Не удивительно, что Барта, Кюнга и Бальтазара объединяет любовь к Моцарту. Люди давно поняли: что не возможно выразить человеческой речью по силам музыке. Возможно, только музыке и позволено говорить о Боге…
Гарри Яковлевич Гродберг сегодня дал единственный концерт. Вторая часть концерта - виртуозная интерпретация Баха. Бах – это уже ни личность, это та музыка, которой позволено говорить о Боге…
За чаем Гарри Яковлевич признался Стасу: «Я по-прежнему богоискатель…»



[1]Х.У. фон Бальтазар в книге "Теодраматика" предлагает модель богословия, построенного не как научная конструкция, а как драма
[2] Богословская антропология.
[3] Карл Барт «Цекровная Догматика»

среда, 6 января 2010 г.

С Рождеством Христовым!

1982 год. Огромный темный зал кинотеатра «Лейпциг». Музыка Альфреда Шнитке…. Премьера фильма Митты «Сказка странствий». На девятом ряду недовольно ворчит уже преклонного возраста диссидент Штолькман. Ему все не так. Я незаметно вытираю липкие от эскимо руки об красный велюр «гэдээровских» кресел. Неделю назад друзья родителей Миглашевские уехали в Вену, затем вместо Тель-Авива в Сан-Франциско. Папа, узнав об этом, скорбно сказал: «Ничего, все мы там будем…» Дядя Гриша Миглашевский позвонит маме лишь спустя двадцать лет. А диссидент Штолькман скончается в Хайфе в 2005-м, оставив после себя репутацию желчного, завистливого человека…. Папа запьёт. Умрёт в маленьком провинциальном городке в доме своей любовницы в 2007-м… Никто из нас не побывает на его похоронах… Но это потом, а тогда, в 1982-м, мыслитель Орландо (А.А. Миронов) произносит такие слова: «Философу нельзя быть голодным, голодный обязательно будет злым философом». Эта хокма (мудрость) надолго остаётся в моей голове… Затем хиппи Вова Обломист пополнит её ещё двумя: «Куда не поцелуй, все одно… попа» и ещё одна, не менее меткая: «все дерьмо, кроме мочи». Начнётся досрочный ад.
Позже Евангельский свет озарит мою душу словами Христа: «Если же око твое будет худо, то всё тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?» (Матф.6:23). Какова же тьма? Какова же тьма?!? Какова же тьма?!?!?!?!?!!!
Какова же тьма… Двадцать лет пытался ответить на этот вопрос....... Устал от дефиниций. Устал от немцев. Устал от своей жалкой попытки все понять. Устал видеть в человеке раба необходимости….
Понять для человека – значит омрачить, превратить свет во тьму, украсть у ребёнка чудо, лишить жизнь её тайны … Как не крути, Иегуда Лейб Шварцман (Лев Шестов) во многом прав… Надо верить, нет иного выхода у человека. Только вера… Не философская вера Ясперса, но вера в Живого, ныне родившегося нам Христа. Вера в Тайну воплощения, в то, что человек не забыт, не оставлен один на один со своей тьмой, но озарён Фаворским светом… И уже не я живу, но живёт во мне Христос (Гал.2:20).
С Рождеством Христовым!